Это не только о меньшинствах

Адвокационной (advocacy) называют журналистику, сосредоточенную на выполнении запроса или ожиданий аудитории. Журналист здесь не будет сторонним наблюдателем, как в традиционных медиа, а берет активное участие в изменении ситуации или разрешении конфликта, выражает свою позицию, пытается защитить тех, к кому безразличны государство и общество. Беспристрастность здесь неуместна: это журналистика участия и сопричастности.

 

..."Беженцы с Востока зарабатывают на жизнь, шитьем  флагов Украины", "Во Львове цыган-токсикоман из Ужгорода обокрал квартиру, пока хозяйка переодевалась", "Депутат-инвалид из "Свободы" в Тернополе побил парня и девушку из патрульной полиции"...

Примеров нарушения этических стандартов, которые свидетельствуют о некомпетентности и безразличии журналистов, в украинских медиа достаточно. Порой складывается впечатление, что журналисты не слышали об уважении человеческого достоинства и гуманизме, что они не понимают, зачем употреблять корректную терминологию и привлекать к дискуссии разных людей. Или же сами предубеждены  к инаковости и равнодушны к несправедливости. Словосочетание "права человека" ассоциируется у них с неинтересной "социалкой".

А между тем, по данным социологического исследования, 28 процентов украинцев считают обращение к средствам массовой информации наиболее эффективным способом защиты прав человека. О том, что аудитория надеется на защиту, поддержку, помощь от медиа, говорят и журналисты. Ведущая "Громадского радио" Лариса Денисенко рассказывает, как слушатели, которые обращаются на радио, рассказывают невероятные истории отчаяния. Ларисе часто приходится помогать слушателям советом или контактами общественных и правозащитных организаций. "Журналисты могут договориться и, например, направлять людей, которые к ним обращаются, к юристам, в частности бесплатным", – говорит она.

Но является ли задачей журналистов помогать своим героям? Это вопрос дискуссионный, однако можно с уверенностью сказать, что в украинской медиасфере сформировался круг сторонников правозащитной функции журналистики.

"Журналистика и правозащита, по крайней мере, в Украине тесно связаны и не являются взаимоисключающими", – говорит координатор медийной инициативы за права человека Мария Томак. По ее наблюдениям, чем дальше на восток Украины, тем более размыты границы между журналистикой и правозащитой, ведь люди нуждаются в большей помощи и защите от произвола.

По наблюдениям Марии, центральные медиа относятся к правозащитным темам как к маргинальным. Как-то она услышала от коллеги: "Вы здесь себе играйте с правами человека, а мы будем говорить о серьезном. Вот о делах Кремля. А права человека – это же простая социалка". Мария Томак с этим не согласна: по ее мнению, и в теме украинско-российской войны, и в других серьезных темах есть место для прав человека.

Информационных поводов и тем, связанных с правами человека, увеличилось в медиа с началом Майдана, а дальше – с оккупацией Крыма и войной на Донбассе. СМИ поняли, что об этом можно и нужно говорить. Но, с другой стороны, многие журналисты оказались несостоятельными профессионально освещать эту тематику: использовать корректную терминологию, изображать людей в материалах с позиции прав человека, предлагать решения и тому подобное. В то же время в медиа и соцсетях стали чаще раздаваться голоса людей, которые являются не профессиональными журналистами, а блогерами или активистами. Они инициируют дискуссии, организовывают информационные кампании, сплачивают сообщества и побуждают их к действиям.

Адвокационная журналистика отличается от традиционной, прежде всего, очевидной позицией автора. Он, например, поддерживает человека, чьи права были нарушены; высказывается против застройки парка; поддерживает политических заключенных. Это может быть как сильной, так и слабой стороной – автора могут обвинить в субъективности и отсутствии баланса мнений в материале.

Однако адвокационная журналистика не является заменой традиционной. Она заполняет нишу, которую традиционная журналистика не может занять по разным причинам – например, из-за давления со стороны владельцев, из-за небольшого интереса к социальным темам, неумении освещать их профессионально и популярно.

Адвокационная журналистика нацелена на изменения в обществе – от отдельной общины к государству в целом. Однако следует понимать высказывание мысли не приведет к изменениям. Они возможны, если граждане сплотятся вокруг идеи или цели и будут готовы к действиям. Огласка в СМИ привлекает внимание к проблеме и объясняет ее людям, привлекая их к публичному обсуждению, поддержке или протесту.

Адвокационная журналистика – это не журналистика отчаяния. Она сильная, агрессивная и убедительная. Это журналистика веры в то, что конкретный человек может изменить государство.

Для этого журналисты имеют много инструментов. Главный – публичность, возможность сказать правду, чтобы ее услышали власти любого уровня. Журналист или редакция имеют мощный ресурс – печатные площади, эфир или интернет-пространство; имеют свою аудиторию и каналы распространения информации. Поэтому и возможности в сфере правозащиты у них большие.

"Журналисты вызывают доверие у аудитории и есть примером для подражания, – комментирует эксперт по мониторингу свободы слова Института массовой информации Екатерина Дячук. – Люди обращаются к СМИ со своими проблемами, потому что так можно охватить большую аудиторию. Именно распространение информации позволяло спасти людей, которые попадали в плен в Крыму или на Донбассе".

То, что адвокационная журналистика занимается только защитой прав отдельных меньшинств – например, ЛГБТ или ромов, – стереотип. Она никогда не была "закрытым клубом" и дает возможность рассказывать меньшинствам о большинстве, а большинстве о меньшинствах.

Адвокационная журналистика способна сформировать общественную дискуссию о будущем, которого Украине не хватает. Это журналистика смыслов и системности в защите прав человека.

В обще есть два самых распространенных взгляда на сочетание журналистики и правозащиты. Первый – что правозащитная работа отражает мировоззренческую позицию и гражданскую ответственность журналиста, который сознательно решил специализироваться на помощи людям в защите их прав. Второй – любая журналистика должна опираться на ценности прав человека, однако смешивать журналистику и правозащиту не следует. Журналистикой пусть занимаются журналисты, адвокацией – активисты.

Эти позиции не противоречат друг другу: их объединяют общие темы, инклюзивный подход к освещению социальных конфликтов (когда слышны голоса различных социальных групп) и стремление к переменам в обществе. И первая, и вторая позиция отражают общую цель: за права человека нужно бороться.

Во всяком случае, права человека должны быть сферой, понятной для журналиста. Разобраться в ней помогают общественные организации, например, Центр информации о правах человека, который регулярно проводит тренинги по правам человека для медийщиков. Институт журналистики Киевского национального университета имени Шевченко предлагает на выбор курс "Правозащитная (адвокационная) журналистика). Однако все это пока что является каплей в море.

"В какой-то момент мы поняли: нужно работать с преподавателями журналистских факультетов по всей Украине, меняя подходы к образованию. Иначе мы просто утонем, пытаясь научить всех журналистов", – комментирует глава правления Центра информации о правах человека Татьяна Печончик.

Поэтому Центр информации о правах человека, Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека, Комиссия по журналистской этике и Институт журналистики КНУ имени Тараса Шевченко основали Академию по правам человека для преподавателей и преподавательниц журналистских кафедр. Ее задача – повысить осведомленность с правами человека и моделью правозащитной журналистики. Преподаватели и преподавательницы, передавая эти знания своим студентам и студенткам, будут формировать новое поколение, для которого словосочетание "права человека" не будет ни пустыми словами, ни синонимом "банальной социалки".

Организаторы надеются, что это усилит чувствительность средств массовой информации к проблематике меньшинств и уязвимых групп, будет способствовать соблюдению этических стандартов в освещении вопросов, связанных с правами человека, равенстве и недискриминации. Так начнется институционализация адвокационной журналистики в Украине.

В проекте принимают участие двадцать пять преподавателей из двадцати университетов. На сессиях они встречаются с правозащитниками, медиаюристами, экспертами по журналистской этике, а также представителями различных групп – людьми с инвалидностью, ромами, ЛГБТ и другими. Эти встречи, по свидетельству участников проекта, производят революционное впечатление и побуждают преподавателей журналистики переформатировать свои учебные материалы, подчеркивая о правах человека и защите интересов уязвимых групп.

С изменением образовательных журналистских программ, когда студентов будут учить сквозь призму прав человека, в Украине станет больше и профессиональных правозащитных журналистов и журналисток. А количество новой журналистской практики позволит украинскому обществу быть более сильным.

Ирина Выртосу, журналистка Центра информации о правах человека

Константин Шендеровский, доцент Института журналистики

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
Метки: права человека журналистика правозащитники
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека