Фактаж без наркоза, или Что случилось в Крыму?

Как произошла оккупация полуострова, что ей предшествовало и можно было ее избежать? Об этом говорили участники дискуссии, состоявшейся на Форуме издателей во Львове во время презентации книги "Аннексия: Остров Крым. Хроники "гибридной войны" политолога Тараса Березовца.

После аннексии большое количество крымчан вынуждены были оставить полуостров: одни - из-за политических преследований, другие - из-за религиозных притеснений. Значительную часть из них составляют крымские татары.

"Львов был первым городом, который еще до начала аннексии объявил о намерении пригласить и предоставить убежище крымским семьям, в том числе крымскотатарским переселенцам. В целом сейчас во Львовской области проживает более 4000 выходцев из Крыма. Нам очень приятно представить книгу именно здесь", - отметил автор, политолог, идеолог проекта "Free Crimea" Тарас Березовец.

От литературы до криминалистики

Тарас говорит, что пытался осветить безэмоционально и с документальной точностью события, которые предшествовали аннексии, а также то, что происходило в период с 18 февраля по 18 марта 2014 года.

"Я являюсь коренным крымчанином, как минимум в шестом поколении - дальше мы просто не знаем по нашим семейным хроникам. Моя семья родом из Восточного Крыма, из Керчи, где до сих пор живут мои родители и значительная часть моей семьи, хотя мои родственники есть и в Севастополе, и в Феодосии, и в Симферополе. Это страшное событие фактически разделило семью, и с частью близких людей я сейчас не общаюсь, или они не общаются по понятным причинам", - рассказывает он.

Кроме документальной части в книге есть немного эмоциональная, говорит автор. Это посвящение, в котором он пытался рассказать об ощущениях, связанных с событиями на полуострове.

Советник президента Украины Олег Медведев, друг и кум Березовца, отмечает, что в названии книги стоило бы использовать слово "аншлюс". Поскольку то, что сделала Россия в Крыму, очень похоже на то, что нацистская Германия сделала с Австрией. А действия России на Донбассе очень похожи на действия Гитлера в Судетской области Чехословакии. 

"Та работа, которую сделал Тарас, это не литература, это, возможно, даже и не политика. Думаю, можно даже сказать, что это криминалистика. Ее обязательно нужно перевести на английский язык, потому что она, по сути, может быть приобщена к уголовному делу в международном трибунале, который будет исследовать события в Крыму. Здесь собран богатый фактологический материал", - говорит Олег Медведев.

По его мнению, гораздо более сложным, чем исследование причин того, что произошло, является ответ на вопрос, как вернуть Крым и часть Донецкой и Луганской областей. Пока ответа нет.

Прогнозы и предупреждения

Тарасу Березовке трудно сказать, когда именно появились планы по оккупации полуострова, есть лишь приблизительные даты: "Мы не знаем точно, потому что нет источников российской разведки. Но за счет прямых и косвенных свидетельств можно сказать, что такой план окончательно возник и сформировался после российско-грузинской войны, которая проходила в августе 2008 года. Окончательное решение Путин принял уже во время Евромайдана. Нам так же известно, что у Путина был план аннексировать Крым даже в случае, если бы Янукович остался президентом. Был план осуществить аннексию в 2015 году, просто события Евромайдана это ускорили".

Политолог говорит, что скорее всего возвращение Крыма произойдет мирным путем, и максимум через 6 месяцев после отстранения от власти или смерти Владимира Путина. Любой преемник Путина будет вынужден договариваться с Западом, ведь его позиция является четкой - например, Госдепартамент США ни в коем случае не признает аннексии Крыма. При этом военная кампания, которая началась в Сирии, ускорит этот процесс, и завершится тем, чем завершилась для Советского Союза война в Афганистане, считает эксперт.

За рубежом угрозу не воспринимали серьезно, хотя информация о ней была. Березовец вспоминает, что с Олегом Медведевым они познакомились в штаб-квартире НАТО в 2006 году, куда тогдашнее руководство Альянса пригласило их в составе делегации украинских экспертов: "Мы их тогда уже предупреждали, что такая опасность существует. Мы обращали внимание на кремлевскую пропаганду - очень агрессивную уже тогда. Реакция Альянса была, мягко говоря, снисходительной: да слушайте, ребята, 21-й век, ну какая там война?.. Сейчас - другое дело: я был в штаб-квартире Альянса два месяца назад - туда уже россиян на порог не пускают, официальный запрет. И ни один российский телеканал сегодня в здание НАТО зайти не может".

По книжному сценарию

Тарас Березовец оставил Крым 24 февраля 2014 года, и теперь вернуться не может. Либо его не пустят, и это в лучшем случае, либо же есть возможность повторить судьбу тех украинских пленных, которые сейчас находятся в России.

Александр Янковский, продюсер, ведущий проекта "Крым. Реалии" - в похожей ситуации. Янковский вспоминает другую книгу, произведение известного писателя Василия Аксенова - по иронии судьбы, такую же фамилию имеет так называемый "премьер-министр" оккупированного полуострова.

"Остров Крым" был для многих крымчан такой культовой, интересной книгой о том, какой могла бы быть отдельная страна под названием Крым. Но на самом деле эта книга заканчивается пророчески - тем, как в Крым заходит Советский Союз, и разрушает весь тот мир, который был построен воображаемыми крымцами. Грубо, жестоко, убивая и снося все на своем пути. То же произошло и в феврале-марте 2014 года, когда Россия захватила, оккупировала, а затем аннексировала украинский полуостров Крым", - говорит Александр Янковский.

Он подчеркивает, что кто угодно сейчас в Крыму, как десятки других активистов, в частности, участников Евромайдана, может оказаться в тюрьме за одно слово, или просто за молчание. И отмечает, что даже те, кто был непосредственными свидетелями событий периода аннексии, не могли до конца понять, что происходит.

"Составить объективную картину, находясь в Крыму, было невозможно. Господин Константинов, руководивший Верховным Советом Крыма, поехал в Москву действительно договариваться о сдаче Крыма, о присоединении к Российской Федерации. Я не верил даже 27 февраля, когда были захвачены все административные здания войсками Российской Федерации. И никто не верил, что они захвачены...", - вспоминает Александр.

Герои и предатели

В это не могли поверить не только граждане, но и украинские военные, которые сопротивлялись, но без оружия, говорит Янковский. Но это нельзя было назвать "бескровным воссоединением": "Первые погибшие были еще в марте - двое украинских военных. Первые пропавшие - украинские граждане, украинцы, русские, крымские татары, которые были похищены и замучены. Некоторых, в том числе и моих личных друзей, не нашли до сих пор".

Олег Медведев отмечает, что армия была не готова к защите полуострова: "В Украине до прошлого года был нарушен экстерриториальный принцип формирования Вооруженных сил - это когда для экономии, чтобы не решать жилищные проблемы, где кто живет, там и служит. И мы имели реальную проблему, связанную с тем, что большинство военнослужащих, стоявших в Крыму - там их семьи, квартиры, там их менталитет... Я категорически отвергаю любые обвинения, что в тот момент имела место какая-то измена. Измена была раньше, 4 года до того, когда методично агентурой Кремля, поставленной Януковичем на руководящие должности в армии, в СБУ, все, что оставалось боеспособного, было обнаружено и демонтировано".

Александр Янковский уверен, что даже те, кто поддерживал присоединение к России и своими действиями способствовал этому, также являются гражданами Украины - и как граждане Украины они понесут наказание за государственную измену. А что касается поддержки Украины на полуострове, не этнической проукраинскости, а политической, как стремления к свободной жизни, то она постепенно растет, потому что жители видят, как окупационная власть продолжает наступать на права и свободы.

Тарас Березовец отмечает: если кто-то скажет, что героев не было - не верьте. О многих из них написано в книге: "Это, например, крымский татарин Решат Аметов, который вышел на одиночный пикет, был похищен, замучен, и его, отца троих несовершеннолетних детей, нашли через две недели в поселке Земляничное. Или Сергей Кокурин, этнический русский, уроженец Симферополя, отец малолетнего ребенка, у которого жена была на 7-м месяце беременности, который был убит "зеленым человечком" двумя выстрелами в сердце, до конца выполнив присягу, которую он дал народу Украины. Такие герои были, и это - лучшее свидетельство того, что Крым будет возвращен".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
Метки: Тарас Березовец Олег Медведев Александр Янковский аннексия оккупация
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека