Конец круговой поруки? Судьи заговорили о давлении в делах Майдана

"Мне сказали: если трудно рассмотреть этот протокол, то во вторник на общем собрании судей мне "облегчат" работу". Судья Шевченковского суда Киева Ирина Макаренко заявила о давлении со стороны руководства суда по делам Автомайдана.

Впервые судьи начали говорить о случаях давления вместе с адвокатами и правозащитниками. И оказалось, что Администрация экс-президента Виктора Януковича пыталась влиять на судей, чтобы они выносили самые суровые решения в отношении автомайдановцев. Причем - очень быстро.

Об этом рассказывают сами судьи и члены Коллегии Адвокатской консультативной группы, которая принимает участие в расследовании дел о событиях на Майдане, в частности, преследовании активистов Автомайдана.

Свидетельства, полученные в уголовных производствах, и оперативная информация указывают на то, что представители власти могли влиять на судей, чтобы те выносили неправосудные решения. 

Адвокат Роман Маселко, который занимался с самого начала защитой автомайдановцев, рассказывает, что по делам были даже случаи, когда привлекались к ответственности активисты, которые вообще не были в то время в указанном месте.

Активистов массово лишали водительских прав и штрафовали, в частности, за поездку в Межигорье, в резиденцию Виктора Януковича. Доказательства и документация, предоставленные адвокатами, не воспринимались судами, зато суды принимали решение о максимально возможных наказаниях на основе сфальсифицированных доказательств.

Адвокаты подозревали, что судьям дают указания, но доказать это было сложно. Однако все же существуют некоторые материалы, которые, в частности, Роман Маселко обнародовал на XIII съезде судей.

"Дело Мамонтовой"

В первую очередь, речь идет о показаниях бывшей главы Оболонского суда Киева Ирины Мамонтовой, которая сейчас является членом Высшего совета юстиции. По ее словам, с конца декабря 2013 года в суд начали массово поступать материалы о нарушениях правил дорожного движения (статья 122-2 КоАП Украины) - до этого и после этого материалы по этой статье поступали очень редко.

Роман Маселко цитирует показания Ирины Мамонтовой: "В конце декабря 2013 года мне поступил звонок от представителя Администрации президента (АП - ред.) Украины. Мужчина сказал, чтобы протоколы об административных правонарушениях как можно скорее были зарегистрированы и рассмотрены. А также он отметил, что, учитывая обстановку в стране, необходимо по этим материалам выбирать в отношении правонарушителей максимально возможное взыскание".

По словам судьи, она поняла, что эти дела вызывают повышенное внимание со стороны руководства государства. Однако Мамонтова никаких указаний судьям Оболонского суда не давала и не влияла на принятие ими решений по этим делам - даже не говорила о том, что такие звонки поступали.

После новогодних праздников представители Администрации президента звонили снова и требовали, чтобы протоколы об административных правонарушениях рассматривались быстрее. 17 января 2014 года судьи приняли решение по нескольким делам, назначив штрафы. И в тот же день после обеда, как рассказывает Ирина Мамонтова, сотрудники АП снова позвонили: "Во время разговора мне было высказано недовольство такими наказаниями, и было отмечено, что это противоречит интересам государства, на что я ответила, что не могу влиять на решения, принимаемых судьями. В ответ мне сообщили, что я не могу должным образом организовать работу суда, необходимо было назначить определенных судей, которые должны рассматривать эту категорию дел".

20 января ей сказали, что руководство не довольно ее работой, на что Ирина Мамонтова предложила написать заявление об увольнении, что, в итоге и сделала. А уже 11 февраля 2014 года на заседании Высшего совета юстиции приняли решение об увольнении Мамонтовой с должности главы суда.

"Установлено, что в тот период Мамонтова получала звонки с телефона, принадлежащего Фесенко Вадиму Ивановичу, который с 1 января 2013 года был руководителем главного управления по вопросам судоустройства Администрации президента Украины", - сообщил Роман Маселко.

Решение по заказу

Еще об одной такой ситуации рассказала Ирина Макаренко, судья Шевченковского суда Киева.

Когда к ней попало дело, которое касалось Автомайдана, это ее удивило. Ведь в материалах не было пояснений нарушителя. Хотя статья 122-2 КоАП Украины предусматривает остановку транспортного средства и составления протокола в присутствии нарушителя. Судью также предупредили, что это дело нужно рассматривать очень быстро. При этом нарушителем была пожилая женщина, которая, как потом выяснилось, вообще не была за рулем, автомобиль был только записан на нее. Хотя ее сын, который ездил на нем, также не присутствовал в указанном месте в то время.

Но глава суда и его заместитель, по словам Ирины Макаренко, начали доказывать ей, что имеющихся материалов достаточно для скорейшего вынесения решения - лишения водительских прав на максимальный срок.

Судья Макаренко отмечает: "Сначала я говорила, что направлю этот материал на дооформление, поскольку нет объяснений нарушителя. На что мне сказали, чтобы я даже не думала об этом. И если мне трудно рассмотреть этот протокол, то во вторник на общем собрании судей мне "облегчат" работу".

"Облегчить работу" означало изменить специализацию судьи, "предложив" ей рассматривать дела о взыскании долгов, приказном производстве и социальных выплатах. Это рутинная работа с практически одинаковыми обстоятельствами, которая не требует высокой квалификации, и для судей с опытом это выглядит оскорбительным.

Ирина Макаренко в итоге закрыла производство по делу из-за отсутствия состава административного правонарушения. Но какие-либо меры давления к ней потом не применяли - наверное, потому, говорит она, что началась Революция достоинства, которая расшатала ситуацию и отвлекла внимание.

Открытость - защита от самосуда

Фактически 8000 судей, работающих в судебной системе, сейчас являются заложниками тех 200-300 судей, относительно которых есть жалобы по делам расследования событий Автомайдана. Об этом говорит судья Львовского окружного административного суда, экс-кандидат в судьи Конституционного суда Владимир Кравчук.

Но при вынесении решения каждый судья должен проявлять независимость, если он профессионал.

"Каждый судья выносит решение именем Украины. Он сам, сам решает, каким это решение должно быть. И действительно, одним хватило смелости, мужества проявить свою независимость и сказать: "Нет", а другим - не хватило. Это не вопрос права. Это вопрос профессионализма. Этот вопрос способность нести это бремя независимости", - говорит судья.

Кравчук напоминает, что независимость суда - это не просто набор гарантий, набор инструментов, это - требование. Суд не может решать, быть независимым или нет, он должен быть таким.

"И если судья в такой критической ситуации ломается, а еще хуже - прогибается под какие-то потребности, которые не имеют с правом ничего общего, то такой судья профессионально непригоден по своему морально-этическому профессиональному компоненту. Он не может быть судьей, каким бы он там гениальным не был в плане знания права", - рассуждает Владимир Кравчук.

Юристы утверждают, что нужно активизировать свою деятельность тем органам, которые имеют полномочия "судить" судей - Высшей квалификационной комиссии судей, Временной следственной комиссии и Высшему совету юстиции. Это важно не только для справедливого рассмотрения дел Автомайдана, но и для оздоровления судебной системы в целом.

Роман Маселко все же называет один положительный момент в оздоровлении судебной системы.

Едва ли не впервые журналистам о нарушениях в судебной системе рассказывают не только адвокаты и правозащитники. Сами судьи! Судьи, которые решились свидетельствовать о влиянии со стороны высокопоставленных должностных лиц в резонансных делах. Но таких "смельчаков" еще слишком мало - гораздо меньше, чем информации о проявлениях давления.

Алексей Гриценко, активист ОО ВО "Автомайдан", говорит, что если сегодня судьи или прокуроры будут бояться свидетельствовать, то рано или поздно в судейской и прокурорской системе начнется самосуд. В конце концов, продолжение революции, ведь задачей любой революции является изменение системы: "Сейчас, боясь какого-то давления, или потери денег, или работы, можно потерять другое. Надо понимать, что последствия будут значительно хуже. Стоит меняться, стоит менять систему. Доверия к ней не будет, пока мы не увидим качественные изменения".

Алексей Гриценко утверждает, что судьи, которые готовы давать показания, между безопасностью и свободой должны выбирать свободу, которая потом даст им и безопасность. Автомайдан, в свою очередь, обещает оказывать помощь судьям, которые решатся давать показания. В частности, речь идет о юридическом сопровождении, выводе дел в публичную плоскость, а также о физической безопасности.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
Метки: Майдан Автомайдан судьи
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека