Когда защита прав другого человека может обернуться лишением свободы для самого защитника

Максим Корниенко

Два похожих судебных дела. Место действия – Харьковская область. Интрига – кто кому отомстил...

Дело №1. Недавно, 26 июня, в Ленинском районном суде состоялось подготовительное слушание по двум лейтенантам Национальной патрульной полиции Украины.

Против них – Виктора Якунькина и Генриха Маргаряна – возбуждено уголовное производство по факту превышения служебных полномочий (ч. 2 ст. 28 и ч. 2 ст. 365 Уголовного кодекса Украины).

Действительно ли так?

7 января этого года на номер "102" поступил вызов о краже мобильного телефона. Как отметили патрульные, прибыв на место вызова, их экипаж встретила заявительница – ее сожитель Андрей (имя изменено – авт.) похитил у нее мобильный телефон и закрылся во флигеле дома.

Со слов женщины, мужчина был ранее судим i ежедневно употреблял наркотическое вещество каннабис. Женщина заметила, что так было и в день обращения. По просьбе полицейских покинуть помещение гражданин отказался. Он вел себя очень агрессивно. Поэтому патрульные вызвали на помощь еще один экипаж полиции. Переговоры продолжались.

Когда, наконец, Андрей вышел из помещения, телефона при нем не было, но шли гудки вызова. Мужчина показал инспекторам возможные места нахожденния телефона, отметив, что накануне поссорился с сожительницей, и она выбегала неодетая на улицу. Мужчина предположил, что телефон мог быть и где-то в снегу.

Далее по просьбе заявительницы патрульные попросили Андрея покинуть ее дом.

Впрочем, на этом история не закончилась.

Уже через несколько дней, 11-го января, в областную прокуратуру поступило заявление от сожителя заявительницы о нанесении ему телесных повреждений по предварительному сговору работниками полиции Якунькиным и Маргаряном во время упомянутого вызова 7 января.

К слову, в суде был приведен вывод врачей Харьковской городской клинической больницы скорой и неотложной помощи, которые по состоянию на 7 января констатировали, что перелома ребра, на который указывал мужчина, нет. Предположение об избиении не подтверждают и свидетели вызова. Вызов был в частный дом, где слышимость сверхвысокая. Итак провести такое избиение, как описывается в обвинительном акте, без всякого шума и повреждения одежды, внешних явных признаков, которые сразу были бы заметны, невозможно.

Патрульные предполагают, что заявитель написал жалобу против них, чтобы избежать наказания по обвинению в краже. Также вполне возможно, что эта жалоба – является местью за то, что оставив дом сожительницы, Андрею пришлось искать новое помещение (что было не очень удобно!). Не исключено и желание получить материальную выгоду, ведь заявитель не работает.

Сторона защиты лейтенантов в суде сообщила, что патрульные злого умысла не имели,  ведь не были знакомы с заявителем ранее, а на вызове видели его впервые.

В управлении патрульной полиции Харькова предоставили характеристики обоих лейтенантов.

"Виктор Якунькин прошел первый открытый набор, женат, имеет два высших образования, во время несения службы ни устных замечаний, ни виговоров не имеет", – сообщают в полиции. Похожую характеристику (да еще и звание морского пехотинца) имеет и Генрих Маргарян.

В суд 27 марта пришла позиция и областной прокуратуры в формате обвинительного акта. В ней указано, что к заявителю применялось насилие (другими словами – приехали просто избивать на глазах у свидетелей). Вместе с тем не изложены фактические обстоятельства избиения.

Также говорится о том, что якобы патрульные Якунькин и Маргарян "своими действиями оскорбили честь и достоинство" заявителя, но как именно не указано (из обвинительного акта прокуратуры от 27.03.2017).

Я изучал этот обвинительный акт прокуратуры – в нем не конкретизированы телесные повреждения, которые, согласно позиции обвинения, причиненные мужчине, по степени их тяжести. Там также имеют место противоречия относительно изложения фактов о телесных повреждениях заявителя.

Дело №2. Второе дело касается уже не патрульных инспекторов, а лично меня.

Моя правозащитная деятельность сосредоточена на расследовании случаев пыток и нарушений прав человека, в частности, веду наблюдения за судебными процессами. Как оказалось, пристальное внимание к действиям суда может обернуться... наказанием в виде админареста.

14 ноября 2016 года я присутствовал в качестве слушателя на судебном процессе в Волчанском районном суде и снимал заседание на мобильный телефон.

На замечание председателя суда не снимать судебный процесс я ответил отказом, поскольку как гражданин Украины имею на это полное право. Тогда судья вызвала работников, которые вывели меня из зала суда, заломив руки, доставили в райотдел и более трех часов удерживали, потом снова отвезли в суд.

Причем судья предъявил мне обвинение в "злостном неповиновении законному распоряжению или требованию работника милиции" по ст. 185 Административного кодекса Украины.

Слушания по этому делу состоялись в тот же день под председательством того же судьи, который пригласил полицию, что свидетельствует об очевидном конфликте интересов.

И... вуаля: суд увидел в моих действиях админнарушение и выбрал максимальное наказание – админарест на 15 суток. При этом суд так и не установил обстоятельств, отягочающих мою вину.

Очень похоже, что таким решением судья хотел... отомстить: мне назначили 15 суток административного ареста за надуманное правонарушение.

Пришлось обжаловать решение суда, защищая уже себя. 29 мая назначили слушания по рассмотрению в Червонозаводском районном суде жалобы на действия прокуратуры о признании меня пострадавшим.

Из этих похожих дел, как ни прискорбно, но напрашивается следующий вывод: несмотря на реформы и движение Украины в европейском направлении, атмосфера для работы правозащитников и новых патрульных полицейских, действующих в защиту общественных интересов, остается неблагоприятной.

Поэтому лупаймо эту скалу...

Максим Корниенко, юрист, директор координационного центра "Правозащитник"

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека