Похоронен за решеткой: уникальное дело "пожизненника" Панасенко

Пожалуй, все юристы страны знают дело Владимира Панасенко. Его, как утверждают правозащитники, пытали, а затем приговорили к пожизненному лишению свободы без правомерных доказательств вины, основываясь только на показаниях одного человека. И этот случай не единичный: среди всех пожизненно заключенных около 3-4% осуждены несправедливо на основании доказательств, полученных после выбивания признаний.

БЕЛЫЕ НИТКИ ДЕЛА

26 октября 2006 года во Львове неизвестные взорвали автомобиль директора львовского рынка "Шувар" Романа Федишина. В момент взрыва рядом проходила 14-летняя лицеистка Мария Куцинда, которая умерла от обломочных поражений. Сам Федишин получил легкие ранения. Он пообещал миллионную награду тем, кто найдет организаторов взрыва.

Через месяц в милиции заявили, что задержали одного из двух исполнителей преступления Александра Егорушкина и посредника – Александра Рудого, которого, по словам правозащитников, практически похитили из психиатрической больницы, где он лечился от алкоголизма. Через несколько дней после задержания Рудый написал целых четыре явки с повинной, где указал совершенно разных заказчиков.

В первой явке Рудый утверждал, что заказал взрыв сам Роман Федишин, якобы для поднятия собственного политического рейтинга перед выборами. Во второй – что заказчиком является лицо по фамилии Бокало, жена которого была среди соучредителей общества "Шувар". Лишь в третьей явке появилась фамилия Панасенко вместе с Бокалом, а в четвертой единственным заказчиком убийства был назван Владимир Панасенко. Из свидетеля он превратился в обвиняемого.

Согласно материалам дела, версия следствия состояла в том, что Панасенко как соучредитель общества "Шувар" хотел убрать Федишина и аккумулировать в своих руках все финансовые потоки одного из крупнейших рынков Украины. Все фигуранты этого дела связанные с рынком "Шувар": жены Бокала и Панасенко владели 8% акций "Шувара" каждая, Рудый был завхозом рынка.

"Но после того, как произошел этот взрыв на мобильный телефон и Романа Федишина, и Владимира Панасенко поступили одинаковые по содержанию смс сообщения, в которых говорилось: "Если не уберете Ольгу, продолжим" (имеется в виду Ольга Боднар – одна из администраторов рынка). То есть здесь даже сама квалификация преступления является неправильной. Там не было даже покушения на убийство директора рынка Романа Федишина, а было элементарное запугивание, о чем свидетельствуют и все фигуранты этого дела", – утверждает координатор программ Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко, который изучал это дело.

За несколько дней Рудый оговорил Панасенко, как утверждают правозащитники, под физическим и моральным давлением со стороны следователя прокуратуры Романа Шарка. Но Владимир Панасенко уже был главным фигурантом дела.

ВЫБИВАНИЕ ПОКАЗАНИЙ

На заседаниях в судах всех инстанций Александр Рудый рассказывал, что заказчиком взрыва был Вячеслав Ананко, которого Федишин уволил с работы. На суде Рудый говорил, что ложные показания он дал под давлением следователя Романа Шарко.

"К написанию явки с повинной меня били в спортзале, помещение УБОП. Это было 20 ноября 2006 года. Было более 10 человек, но кто именно меня бил, я не знаю."Убозовцы" били меня по голове и пяткам. У меня были синяки на руках, ногах, болела голова. Вспоминали часто о семье моей, я это воспринял как угрозу. На столе следователя увидел три карточки. Там было написано: "Федишин", "Бокало", "Панасенко". Я должен был выбрать одну из них. Следователь постоянно на меня давил, я ждал суда, чтобы сказать правду", – объяснял на заседаниях суда Рудый.

По словам Рудого, об убийстве вообще не шла речь, они с Ананко хотели запугать Федишина и администратора рынка Боднар, с которой враждовали. Этой версии Рудый дальше и придерживался, но она вообще не была рассмотрена следствием. Верховный суд Украины не рассмотрел ни одного аргумента в кассационной жалобе защиты Панасенко.

В 2008 году Александру Рудому было назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы. Сейчас он уже на свободе и продолжает утверждать, что Владимир Панасенко не имел отношения к взрыву автомобиля. Еще один фигурант дела – Александр Егорушкин – получил 14 лет лишения свободы. Человек, который подкладывал взрывчатку под авто – Александр Машевский – был задержан летом 2013 года. Он присягнул на суде, что хотел только запугать Федишина. По его словам, Панасенко вообще не причастен к преступлению. Вячеслав Ананко проходил по делу только как свидетель.

Но именно Владимиру Панасенко 19 сентября 2008 года Львовский апелляционный суд определил меру наказания – пожизненное заключение. Панасенко вину не признает.

НЕВИННЫЕ НАКАЗАНЫ

Много лет правозащитники утверждают, что Владимир Панасенко – невиновен. С трибуны парламента об этом говорила тогдашняя Омбудсман Нина Карпачева.

"Дело Панасенко является уникальным, это апофеоз, вершина деградированной судебной системы Украины. Человек среднего уровня, который возьмет эти материалы и даже не специалист, если ознакомится с ними внимательно, увидит, как все было на самом деле", – говорит адвокат Украинского Хельсинского союза по правам человека Олег Левицкий.

Видео: "Рядом с вами. Белозерская и Ярославцев", 2013

В Украине приговорено к пожизненному заключению – 1576 человек.

По словам Диденко, среди всех осужденных к пожизненному лишению свободы около 3-4% осуждены без вины, а в около 10% случаев – наказание непропорциональное тяжести совершенных преступлений.

"Если посмотреть на практику, следователь всегда превышает квалификацию преступления. Среди подозреваемых есть доля людей, которые реально опасны в обществе, совершившие тяжкие преступления и каким общество никогда не простит эти преступления. Есть другая категория людей, которые также совершили преступление, но при определенных обстоятельствах. Это может быть в состоянии аффекта, может быть неправильная квалификация. Есть и третья категория – это совершенно невинные люди, которые оказались не в том месте и не в то время, у которых забрали бизнес, как по делу Панасенко, Суслова, Рафальского, который умер, не дождавшись справедливого приговора", – рассказывает Андрей Диденко.

По его словам, в большинстве этих дел происходили пытки.

"Во всех этих делах происходили пытки. В деле Панасенко пытали не его самого, а Рудого и Машевского, Егорушкина. Во всех выбивали показания, били и принимали нужные показания. Пытки происходили, иначе не могла работать наша система", – говорит правозащитник.

О такой работе системы, кстати, свидетельствует, и недавнее исследование Харьковского института социальных исследований: расследование нарушения прав человека в полиции не изменилось, а количество людей, которые в течение последних 12 месяцев становились жертвами умышленной задачи работниками полиции избиения, страданий или пыток, выросла с 409 080 человек в 2015 году до 641 326 человек в 2017. Как утверждают авторы исследования, масштабы насилия, число жертв пыток и жестокого обращения со стороны правоохранителей вернулись к масштабам семилетней давности.

"В Украине отсутствует культура немедленной реакции на пытки. Часто прокуроры и судьи рассматривают жалобу человека на пытки как попытку избежать наказания, поэтому на них просто не обращают внимания. Само по себе пребывание под стражей достаточно стрессовое, а если к этому добавить еще насилие – человек может оговорить себя и оказаться в тюрьме, будучи абсолютно невиновным. Правительства развитых стран пытаются противодействовать ложным судебным приговорам, усиливая гарантии защиты прав человека и просматривая методики ведения процессуальных действий. В Украине же необходимо хотя бы ввести механизм обязательного реагирования на случаи пыток (регистрация всех заявлений и расследования), как того требует Стамбульский протокол. Потому пытки никуда не исчезают сами по себе", – уверена координатор проекта Центра информации о правах человека Маргарита Тарасова.

Если бы Владимира Панасенко судили сейчас, он не получил бы такого приговора, поскольку сейчас действуют новые стандарты доказывания, заложенные в новом УПК.

"Сейчас суд не принимает во внимание показания, полученные под пытками, не говоря уже о том, чтобы ссылаться на них в приговоре суда, как это было в деле Панасенко", – говорит Диденко.

ВЫХОД ЕСТЬ?

"Вы себе представьте: тебя хапнули на улице, обвинили в том, чего ты не делал, привезли на кладбище, бросили в могилу. По бокам стоят судьи и прокуроры, и не дают тебе вылезти из той могилы. Так я в этой могиле и сижу", – описывал прошлого года Панасенко свою настоящую жизнь журналистам.

Сейчас в Украине не существует правового механизма, чтобы освободить Панасенко условно-досрочно, о помиловании он не просил, потому что не считает себя виновным.

"Уже 7 лет, как состоялась "малая судебная реформа", когда у Верховного Суда забрали полномочия на пересмотр дел в порядке исключительного производства, но ни один другой инструмент создан не был. Никто не пересматривает дела, где речь идет о фабрикации, фальсификации доказательств и получении доказательств под пытками ", – говорит Диденко.

При этом Европейский суд по правам человека считает недопустимым, когда человек пожизненно лишен свободы и не имеет возможности в дальнейшем никакого шанса обжаловать это решение. Это рассматривается как нарушение статьи 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток). Об этом свидетельствует, например, "Дело Винтер против Великобритании". Поэтому сейчас любой "пожизненник" может выиграть дело в Европейском суде.

Сейчас адвокаты Панасенко хотят обратиться в Конституционный суд с жалобой на несоответствие действующего законодательства Европейской конвенции (ЕК). Они попытаются создать прецедент: условно-досрочное освобождение для пожизненно осужденного на основании норм прямого действия Конституции и положений ЕК.

Но эти изменения не понадобятся, говорят юристы, если будет принят законопроект Минюста №7337, который, среди прочего, должен изменить условия содержания для "пожизненных" и условия для их условно-досрочного освобождения.

Кроме того, уже два года народные депутаты никак не примут законопроект 2033 – закон "последней надежды", который предусматривает механизм пересмотра судебных решений по уголовным делам для исправления судебных ошибок.

Татьяна Курманова, Центр информации о правах человека

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
Метки: пытки пожизненно заключенный Стамбульский протокол Владимир Панасенко
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека