Правозащитник vs журналист: раздвоение личности?

В рамках XII Международного фестиваля документального кино о правах человека Docudays UA состоялась публичная дискуссия "Правозащитная журналистика: Sex, Drugs, Human Rights" и презентация медиапортала "Центра информации по правам человека".

Участники дискуссии поделились мыслями о том, может ли журналист быть правозащитником и общественным активистом, или его роль - только беспристрастно освещать события; или правозащитник для журналиста является партнером, или источником информации; насколько информативно и интересно правозащитники сообщают о своей деятельности на собственных ресурсах.

Журналистка, писательница, правозащитница Лариса Денисенко выразила мнение о том, почему в названии дискуссии секс, наркотики и права человека оказались рядом: "Мы говорим о том, как популяризировать вещь, которая кажется абстрактной в отличие от секса и наркотиков, для того, чтобы приблизить права человека к людям. Я не говорю, что все наркоманы или помешаны на сексе, но тем не менее мы прекрасно знаем, что это точечные вещи, как горячие точки на планете, так же и эти штуки довольно медийные. Права человека не являются медийными. Для того, чтобы права человека вообще привлекли не людей, которые страдают от нарушения прав, не людей, которые интересуются этой тематикой, а всех людей, которые находятся вне этого зала - нужно выбирать различные форматы".

Татьяна Печончик, глава правления Центра информации по правам человека, отмечает, что правозащитная тематика может стать настоящим наркотиком: "Многие люди думают, что права человека - это какие-то юридические скучные документы, суды... Я по своему личному опыту знаю, что это очень интересно. Я совершила такую ​​миграцию: сначала была классической журналисткой, редактором, а теперь я больше правозащитница".

Она отмечает, что люди, которые разбираются в этой теме, и понимают, насколько она важна, становятся действительно зависимыми.

В агентстве УНИАН, где Татьяна Печончик работала 7 лет, журналисты пытались беспристрастно освещать события, и просто констатировать факты, рассказывая о нарушениях прав человека, пытках, несправедливых судах - но ничего не менялось.

"И в какой-то момент ты просто берешь плакат, идешь под суд и тоже начинаешь протестовать с этими людьми. И в этот момент журналист, видимо, перестает быть классическим журналистом в западном понимании этого слова", - говорит Печончик.

По ее мнению, адвокационная журналистика не является распространенной в обществах, где нормально функционируют медиа и где есть верховенство права - когда журналист освещает проблему и это становится поводом для расследования прокуратурой, для судебного процесса и, собственно, таким образом восстанавливается справедливость.

Ирина Славинская, журналистка и общественная активистка, отметила, что, если говорить о стандартах журналистики в рамках развития общественного вещания и работы "Громадського радіо", то освещение темы прав человека, жизнь различных меньшинств - это именно то, чем журналисты должны заниматься. По ее мнению, сознательные журналисты должны показывать, что происходит за ширмой большинства, которое обладает большим количеством прав и информации.

Как добавила Лариса Денисенко, из-за отсутствия реакции власти свобода слова у нас вроде бы и существовала, но была недооценена: "Свобода слова у нас существовала даже во время правления режима Януковича, потому что очень многое разрешалось выпускать наружу только потому, что на это не реагировали ни правоохранительные органы, ни герои публикаций, где их прямо обвиняли, ни прокуратура, которая эти сигналы должна была анализировать и возбуждать уголовные дела, объявлять подозрения".

Поэтому журналистская деятельность Ларисы Денисенко, по ее словам, начиналась с того, что она пыталась рассказать людям, на что они имеют право и какие свободы у них есть.

Юрий Луканов, глава Независимого медиа-профсоюза, отметил, что свобода слова существовала не просто так - журналисты ее отстаивали, и вспомнил несколько примеров, свидетельствующих о том, что представители СМИ способны защищать свои права: "Украинские журналисты на постсоветском пространстве являются лидерами в плане защиты своих прав. Это дело Гонгадзе: если бы не настойчивость журналистов - убийц и организаторов не нашли бы. Это журналистская революция, которая предшествовала оранжевой революции - украинские журналисты тогда вышли массово на Крещатик и протестовали против цензуры. Это закон о клевете, когда журналисты по призыву медиа-профсоюза и союза журналистов вышли к Верховной Раде, и боролись, и заставили власть отступить - кстати, власть Януковича".

Также, вспоминает Луканов, после избиения журналистов Владаи Соделя и Ольги Сницарчук несколько сотен возмущенных представителей СМИ пришли под здание МВД и заставили власть возбудить дело за препятствование законной деятельности журналистов. Юрий Луканов отметил, что журналисты должны объединяться не только в критических ситуациях - таких, как, например, закрытие изданий или телеканалов - а и в повседневной жизни.

Ольга Веснянка, журналистка, правозащитная активистка, експертка "Кампании против сексизма в украинских СМИ и политике", говорит, что не каждая группа, которая объединяется в защиту своих прав, может думать и о правах других. И надеяться, что все будут обращать внимание на несправедливость вокруг, можно только в идеальном обществе.

Что касается вопроса, могут журналисты в освещении правозащитной тематики быть объективными, она отметила: "По-моему, предвзятость по поводу прав человека - это не худшая предвзятость. Пусть, если в этом можно обвинить - это прекрасно, я буду рада, если в этом обвинят меня или моих коллег".

Также журналистка признается, что работая в радионовостях, замечала - когда интересуешься правозащитной тематикой, то влияешь на ситуацию уже не только своими материалами, но и пробуждаешь у коллег интерес к этой теме. Даже несмотря на то, что в СМИ заботятся о рейтинге, и к социальной тематике, которая его не добавляет, иногда относятся пренебрежительно.

Ольга Веснянка предлагает изменить эту ситуацию: "Есть время как-то пролоббировать, чтобы теме защиты прав человека уделялось должное внимание, и если будет перестраиваться государственная телерадиокомпания, то пусть это будет одна программа, но это однозначно должно звучать и освещаться".

По ее мнению, журналистам не обязательно декларировать, что они пишут о правах человека, достаточно поднимать социально важные темы, освещать факты несправедливости.

Как отмечает Максим Каменев, журналист и редактор раздела "Политика" издания "INSIDER", нужно стараться быть объективным, хотя это трудно, особенно сейчас, во время конфликта на Востоке страны. Довольно сложно понять, чьи именно права нарушаются, и у журналистов срабатывает самоцензура: об этом я буду писать, а об этом - пока нет. Журналисты, которые одновременно являются волонтерами, сталкиваются с тем, что определенная предвзятость все же отображается в материалах, говорит Максим Каменев. По его наблюдениям, иногда информация, обнародованная журналистом, если она является неприятной с точки зрения распространенных в обществе взглядов, воспринимается как элемент информационной войны.

"У меня была дилемма: бойцы одного из батальонов занимаются мародерством. Нарушены права человека? Но у нас война, может, мы не будем об этом писать? Мы очень много дискутировали с коллегами по этому поводу", - рассказывает журналист.

Похожую историю рассказал Юрий Луканов: на похоронах убитого бойца "Айдара" выяснилось, что погиб он не в бою - ребята сидели, пили, и один другому пустил пулю в лоб.

"И вот вопрос. Батальон "Айдар" реально воюет, на самом деле. Но случаются такие ситуации. Что делать? С одной стороны, вроде бы когда ты начнешь рассказывать, ты пошатнешь моральный дух и так далее. А с другой стороны - молчать нельзя. Здесь, наверное, нет универсального рецепта, здесь должен каждый журналист думать в каждой конкретной ситуации ... Вопрос в акцентах, как вы их расставите. Но никакой самоцензуры, ни в коем случае", - говорит глава Независимого медиа-профсоюза.

Татьяна Печончик отметила, что можно разделять правозащитные ценности и одновременно освещать какие-то преступления, которые совершаются представителями власти в ситуации войны. Конфликт интересов может быть тогда, когда журналист является волонтером, который помогает добровольческим батальонам, и узнает о какой-то ситуации изнутри.

"Но если ты не являешься или не являешься правозащитником, однако разделяешь ценности прав человека и понимаешь, что независимо от того, кто совершил это преступление, преступник должен быть наказан и об этом важно написать - об этом нужно писать", - говорит она.

К тому же, замечает Печончик, в обществе и в частности среди журналистов очень низок уровень понимания того, что нарушение прав человека происходит со стороны власти, а не другого человека, и это часто путают с правонарушениями.

Ирина Славинская говорит, что не обязательно делать большие расследования или участвовать в общественных акциях, чтобы освещать тему прав человека: "Есть очень прикладная полезная практика такого партизанинга, когда ты на самом деле незаметно включаешь какие-то важные сюжеты в публикации, на первый взгляд не соприкасающиеся. Например, тему прав женщин я очень люблю нарушать, когда каждый месяц пишу колонки в глянцевый женский журнал "Elle Украина". Они все очень легкие, они не касаются прав человека "в лоб", но время от времени я люблю какую-то деталь или абзац туда включить. И это хороший пример того, как может эта тема функционировать в СМИ".

Ирина Седова, журналистка "Громадського радіо", общественная активистка, рассказывает, что она, как медиакоординатор Крымской полевой миссии по правам человека, пишет тексты для правозащитников и пришла к выводу, что это все же две разные вещи: когда ты правозащитник и когда ты просто журналист , который сообщает только факты.

"Журналисты, к которым попали документы, пишут, часто не задумываясь, что будет после того, как эта статья выйдет в свет. Когда ты правозащитник, то это больше похоже, возможно, на деятельность адвоката: ты думаешь о человеке, о котором ты пишешь, и если ты сейчас обнародуешь эти документы, возможно, в обществе будет толчок и что-то изменится - но этот человек будет за решеткой еще 20 лет. Вот здесь и есть конфликт интересов между правозащитником и журналистом", - говорит она.

Ольга Веснянка рассказывает, что у нее был случай, когда один из материалов на социально важную тему "не отпускал". Однажды она написала статью о том, как вероятно правоохранители сожгли ромский лагерь накануне "Евро-2012", и затем решила и дальше освещать проблемы ромов. Журналистка отмечает, что, когда ведешь какую-то тему долгое время, уже становишься экспертом по этому вопросу, имеешь определенный бэкграунд и можешь профессионально об этом рассказывать.

Журналист Андрей Куликов, выступивший модератором дискуссии, отметил, что не только журналисты не слишком активны в сотрудничестве с правозащитниками: "По моему опыту я знаю, что и правозащитники не всегда активны в работе с журналистами. Для многих добровольцев, волонтеров, правозащитников, вообще людей, которые делают полезные общественные дела, свойственно то, что они думают: "Мы свое сделали, а если мы пойдем к кому-то и скажем: "Расскажите об этом", то это воспримут, как хвастовство". Это воспримут часто не как хвастовство, а как интересную тему, которая нужна журналистам, как возможность распространить полезный опыт, понять друг другалучше и глубже, чем мы понимали до сих пор".

После дискуссии состоялась презентация медиапортала "Центра информации по правам человека".

Главный редактор медиапортала Ирина Выртосу отметила: "Мы позиционируем себя как мостик между общественными организациями, правозащитниками и СМИ. Сначала мы готовили контент для СМИ, писали о различных уязвимых группах, о нарушении прав человека. Затем мы выросли и поняли, что уже недостаточно точечно реагировать на какое-то нарушение прав человека, мы можем говорить об этом комплексно, объемно и пытаемся теперь это воплотить".

Материалы портала в рубриках "новости", "статьи" и "колонки" охватывают тематику прав человека и имеют целью что-то изменить к лучшему - предусмотрено какое-то действие, которое повлияет на ситуацию. По словам Ирины Выртосу, люди часто обращаются к ней, как к последней инстанции, но максимум, что можно сделать - это заявить о проблеме публично или передать информацию тем, кто может повлиять на ситуацию. И в этом контексте сотрудничество журналистов с общественными организациями и экспертами очень важно.

Также главный редактор медиапортала представила раздел сайта "фото", где авторы часто делятся своим нетипичным взглядом на вещи, и рубрику "анонсы", из которой можно узнать полезную информацию о правозащитных событиях - пресс-конференциях, круглых столах, тренингах, мастер-классах. Журналисты могут пользоваться этой рубрикой при поиске новых тем и экспертов. Если представители СМИ не смогут найти контакты какого-то из спикеров или пообщаться с ним во время события, они могут обращаться непосредственно в Центр информации по правам человека, и им помогут в таком поиске. Возможно, это позволит журналистам иначе посмотреть на ту или иную проблему, о которой уже написали другие СМИ, и подготовить эксклюзивный материал.

Фото: Николай Мирный

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
Метки: Ирина Седова Независимый медиа-профсоюз Украины Лариса Денисенко Татьяна Печончик Андрей Куликов Юрий Луканов
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека