Три года борьбы с пытками: что изменилось?

Визиты наблюдателей НПМ в колонии, интернаты и психбольницы помогают менять условия содержания.

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская отмечает, что механизм мониторинга соблюдения прав человека в местах несвободы должны были создать гораздо раньше, чем это в конечном итоге произошло: "В 2006 году Украина ратифицировала факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток, и в соответствии с положениями этого документа уже тогда должна была создать Национальный превентивный механизм (НПМ), который заключается в системе мониторинговых визитов в места несвободы".

Но создан соответствующий механизм был только в 2012 году, после длительных дискуссий относительно того, каким он должен быть.

Валерия Лутковская говорит, что с тех пор наблюдатели НПМ осуществляют визиты в места несвободы, которых в Украине насчитывается более 6 тысяч. Это не только следственные изоляторы или учреждения исполнения наказаний, но и любое место, где человек находится по решению суда или административного органа и не может оттуда выйти по собственному желанию. Механизм работает с привлечением общественности - в визитах принимают участие представители неправительственных организаций, общественные мониторы, которые перед тем проходят соответствующее обучение.

"Практически не остается мест несвободы, которые позволили бы себе не открыть двери представителям общественности совместно с Секретариатом Уполномоченного по правам человека. Если такие появляются, они несут административную ответственность, и уже есть соответствующая судебная практика, согласно которой лицо, которое позволило себе не пустить на мониторинговый визит, понесло административное наказание за препятствование деятельности Уполномоченного по правам человека", - рассказывает Лутковская.

Представитель омбудсмана по реализации НПМ Юрий Белоусов отметил, что за 3 года существования Национального превентивного механизма наблюдатели осуществили 762 мониторинговых визита в разные учреждения. Наблюдатели посещают учреждения без предупреждения, каждый визит длится сутки, иногда дольше, чтобы детально изучить ситуацию с условиями пребывания людей в заведении, питанием, и главное - отношением администрации.

Например, наблюдатели посещали школы социальной реабилитации, где находятся дети, совершившие преступление в возрасте, в котором уголовная ответственность еще не предусмотрена. После посещения оказалось, что такие школы не имели с реабилитацией ничего общего, и больше напоминали тюремные учреждения. После представления омбудсмана четыре такие школы были закрыты, так как условия в них не соответствовали стандартам надлежащего обращения.

В прошлом году наблюдатели начали заниматься паллиативной помощью, то есть помощью неизлечимо больным, которые часто нуждаются в обезболивающих препаратах. Большинство из них являются наркотическими, что затрудняло ситуацию с их получением. Юрий Белоусов рассказывает, что благодаря визитам мониторов НПМ были приняты соответствующие нормативные акты в отношении приобретения, перевозки и хранения наркотических веществ именно в учреждениях здравоохранения. До этого времени наркотические препараты нельзя было хранить в медицинских учреждениях, и, соответственно, оперативно предоставлять больным.

"Были такие случаи, когда единственным таким средством для сдерживания боли были деревянные палки, которые люди, и дети в том числе, просто закусывали зубами", - рассказывает представитель омбудсмена.

В этом году уже создали механизм предоставления препаратов больным, и разработали областные программы в Волынской, Ровенской, Ивано-Франковской областях.

Среди изменений, которых в частности благодаря мониторинговым визитам удалось достичь в сфере соблюдения прав человека в местах несвободы:

  • новый проект изменений в закон о психиатрической помощи, в котором предполагается, что люди, которые находятся в местах лишения свободы и нуждаются в психиатрической помощи, должны получать ее в учреждениях Министерства здравоохранения, а не в единственной психиатрической больнице пенитенциарной системы
  • изменения в Гражданско-процессуальный кодекс, согласно которым человек, судом признанный недееспособным, должен самостоятельно обратиться в суд, чтобы восстановить свою дееспособность (ранее обращаться должен был опекун, то есть либо врач психиатрической больницы, либо родственник этого человека, который, например, поместил его в больницу и отобрал имущество)
  • изменения относительно самостоятельного обращения лица в суд о пересмотре судебного решения о необходимости принудительного лечения
  • новые строительные нормы обустройства стеклянных боксов в залах судебных заседаний вместо металлических клеток
  • изменения в Уголовно-исполнительный кодекс относительно перевода заключенных в другие учреждения отбывания наказаний, которые находятся ближе к месту жительства их близких родственников преклонного возраста
  • возможность длительного (3 суток) свидания с семьей для пожизненно заключенных

Юрий Белоусов также отметил, что в этой работе важно привлекать внимание журналистов: "Опыт показывает, что именно роль СМИ является ключевой. Любой государственный служащий не любит, когда о нем говорят. Тем более не любит, когда о нем говорят плохие вещи. А когда показывают, что он или его подчиненные пытают людей, это воспринимается не очень положительно со стороны этого служащего. Но он сразу находит и деньги, и определенные способы, как уменьшить страдания тех людей, которыми он занимается в своем заведении".

Роман Романов, директор программной инициативы "Права человека и правосудие" Международного фонда "Возрождение", отметил: "В Украине сейчас очень часто говорят о двух вещах - о человеческом достоинстве и о европейских ценностях. И мне кажется, что трудно что-то представить ближе к этим двух важным категориям, чем деятельность Национального превентивного механизма. Люди в психоневрологических интернатах и ​​других социальных учреждениях ничем не провинились, единственное, что они нуждаются в каком-то отдельном особом внимании со стороны общества и государства. В течение десятилетий в нашей стране было принято, что главный принцип - это убрать этих людей подальше от людских глаз. То есть это типично: 150 километров до ближайшего районного центра, так, чтобы туда никто не мог добраться, так, чтобы родственники поменьше контактировали с этими людьми, не говоря уже обо всех остальных".

По словам Романа Романова, в последние годы за условиями в местах несвободы осуществлялся прокурорский надзор, и ситуация с соблюдением прав человека является, собственно, результатом этого надзора. Романов отмечает, что сообщество наблюдателей с привлечением общественности должно разрастаться и становиться саморганизованным.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Спасибо, информация про ошибку отправлена
Пожалуйста, выберите текст
Вы выбрали много текста
Метки: пытки НПМ
x
В чем ошибка?
Связаться с нами
Центр информации по правам человека