Human Rights

Украина не ждет беженцев

Олег Шинкаренко
Украина не ждет беженцев

Украинская Национальная стратегия в области прав человека, утвержденная в июне 2015 года, имеет отдельный раздел о нарушении прав беженцев и лиц, нуждающихся в дополнительной защите. В течение последних двух лет Украина должна была осуществить ряд мер, чтобы приблизить защиту этих лиц до уровня международных стандартов.

Но, как показывает практика, беженцы в Украине являются заложниками договоренностей СБУ со спецслужбами других государств. Их судьба, а часто жизнь и здоровье, полностью зависят от Государственной миграционной службы, которая, по свидетельству правозащитников, не имеет ни таланта, ни мотивации, чтобы заботиться об искателях убежища. Даже иностранцы-участники АТО не могут годами получить обещанное президентом гражданство Украины.

В то же время, согласно Нацстратегии, Украина должна усовершенствовать процедуры признания лица беженцем или лицом, нуждающимся в дополнительной защите, эффективно интегрировать таких лиц в украинское общество, обеспечить реализацию ими права на труд, охрану здоровья, образование, другие права и свободы.

Что же происходит на самом деле?

АЛИ ХАТИБИ: ДЕСЯТЬ ЛЕТ БЕСПРАВИЯ

Али Хатиби

Али Хатиби был военным в Иране и десять лет назад участвовал в мятеже против шиитских властей. После поражения мятежа некоторых его соратников казнили, а некоторым удалось убежать в разные страны Европы. Али также арестовали, но он смог сбежать в Украину. Он поселился в Каменец-Подольском, женился на украинке и у них уже родилось двое детей. Занимается Али торговлей антиквариатом и полудрагоценными камнями.

Через некоторое время СБУ возбудила дело против его жены по поводу незаконной продажи палеонтологических ценностей: продажи костей бивня мамонта в Китай. Прошел обыск, после которого, по словам Хатиби, представители СБУ начали требовать от него взятки за то, чтобы закрыть уголовное дело. Незадолго до этого Али подал заявление в миграционную службу для получения статуса беженца. Но получить его он так и не смог.

Али, который не мог понять, почему он должен платить взятку после Революции Достоинства, обратился за помощью к Украинскому Хельсинскому союзу по правам человека. Его дело согласился вести адвокат из Хмельницкого Андрей Месяц , но в конце концов Али к нему так и не обратился, потому что боялся преследований.

По словам рукововдителя Адвокационного центра УХСПЧ Бориса Захарова, работников СБУ, которые преследовали Али Хатиби и требовали от него взятки, уволили с работы и начали против них внутреннее расследование. Семью Хатиби оставили в покое, но пригрозили им тем, что статус беженца он никогда не получит.

"Это серьезная угроза, ведь СБУ влияет на решение Государственной миграционной службы о предоставлении статуса беженца. Теперь в любой момент его могут лишить права проживания на территории Украины и отправить в Иран, где Али грозит тюремное заключение или даже смерть", – говорит Борис Захаров.

Сам беженец считает, что это – месть со стороны СБУ за его обращение к НАБУ.

По словам руководителя общественной приемной УХСПЧ Олега Левицкого, Али попал в бюрократический "замкнутый круг".

"Али не может покинуть территорию Украины, поскольку не имеет соответствующих документов. А для того, чтобы ему эти документы предоставили, он сначала должен вернуться в Иран и уже там обратиться в дипломатические учреждения Украины, чтобы получить право объединиться со своей семьей, которая все это время должна ждать его в Украине", – отмечает Левицкий .

РУСТАМ ДОК: ПРИШЛОСЬ БЕЖАТЬ ИЗ УКРАИНЫ

Рустам Док

Белорус, который скрывается под псевдонимом Рустам Док,в 2014 году решил стать украинским добровольцем в составе батальона "Донбасс".

По его словам, украинские власти запросили его персональные данные, как он надеялся, для того, чтобы выдать ему официальные документы солдата Национальной гвардии Украины. Но таких документов он так и не получил. Зато его персональные данные появились на сайте сепаратистов в ОРДЛО. В результате на родине Рустама против него возбудили уголовное дело по статье "Наемничество". Теперь путь домой для него был навсегда закрыт.

"Я воевал за Украину бесплатно и даже свои деньги вкладывал, а потом еще много раз подавал документы для получения украинского гражданства, которое нам обещал Петр Порошенко, но все бесполезно", – рассказывает доброволец.

Обращался Рустам и к Государственной миграционной службе, чтобы получить хотя бы статус беженца, но – безрезультатно.

По его словам, чиновники отказали "в связи с очевидной безосновательностью опасений".

Рустам считает, что это произошло из-за неофициального указания от администрации президента, где, как ему кажется, Беларусь воспринимают вполне демократическим государством, где диссидентам ничего не угрожает.

Под угрозой депортации в Беларусь в августе 2016 года Рустам был вынужден нелегально перейти границу с Польшей. Там он неделю ходил в горах и в конце сдался полиции с просьбой об убежище. Через год Рустам получил статус беженца в Польше.

Юрист Алексей Скорбач в июле 2016 года отправил адвокатский запрос в Государственную миграционную службу. В нем просил сообщить, скольким гражданам иностранных государств, участвовавших в АТО, было в результате предоставлено гражданство Украины. В ответе чиновники ГТСУ отметили, что по специальному указу президента Петра Порошенко украинское гражданство предоставили двум белорусам и двум россиянам. В то же время, как сообщил еще в декабре 2014 года представитель Генштаба ВСУ генерал-майор Александр Розмазнин, против террористов на востоке Украины воевало до тысячи иностранцев, которые были зачислены в состав добровольческих батальонов. Всем им обещали предоставить гражданство, но за полтора года никаких сдвигов в этом направлении не произошло.

МАКСИМ БУТКЕВИЧ: "ГОСМИГРАЦИОННАЯ СЛУЖБА ВОСПРИНИМАЕТ БЕЖЕНЦЕВ КАК УГРОЗУ"

Правозащитник, координатор проекта "Без границ" Максим Буткевич считает, что те, от кого зависит судьба беженцев, воспринимают их как негативное явление, тяжесть и опасность.

"Я знаю, или же слышал от подопечных или коллег, о ксенофобских комментариях в адрес беженцев на самых разных ступенях власти от деятеля, связанного с парламентским Комитетом по правам человека в ВР одного из предыдущих созывов, до рядовых сотрудников ДМС, которые проявляют предубеждения в общении с искателями защиты", – говорит правозащитник.

По его словам, к разжиганию ксенофобии докладываются и журналисты.

Максим Буткевич

Предоставление убежища, статуса беженца или дополнительной защиты, по мнению правозащитника, всегда является политическим решением.

"Связано это с тем, что власти Киева до 2013 года не хотели ссориться с официальным Ташкентом, Москвой, Душанбе, Минском, Баку и другими. Нам известны также случаи, когда другие ведомства (например, МИД) сообщали, что "предоставление статуса беженца может негативно отразиться на отношениях с определенной страной", – говорит Максим Буткевич.

По его словам, сотрудники миграционной службы в вопросах беженцев отличаются вопиющим непрофессионализмом.

"У руководителей ГТСУ нет, очевидно, мотива защищать беженцев. Поэтому при наличии пробелов в системе, с такой мотивацией руководителей, она и не заработает", – говорит Максим Буткевич.

По его словам, не хватает независимого контроля за решениями ГТСУ – либо в виде процедуры, или в качестве третьей независимой контрольной инстанции, которая могла бы рассматривать (и пересматривать) решения ГТСУ компетентно и непредвзято.

"Такую роль должны были играть суды. Но, во-первых, с судебной системой все еще есть проблемы (хотя количество решений об убежище, вынесенных ими вопреки решению ГТСУ, постоянно растет) во-вторых, ГТСУ часто не выполняет или медленно выполняет решения судов; в-третьих, независимое досудебное обжалование отказа позволяет ей пройти через руки независимых, но компетентных людей, и не создавать нагрузку на судебную систему", – говорит правозащитник.

Максим Буткевич также отмечает, что в ряде случаев есть основания подозревать сотрудничество СБУ со спецслужбами стран происхождения беженцев. Это заметно, когда СБУ участвует в депортации тех людей, которых требовали выдать страны, из которых они бежали.

Такое же мнение высказывает и правозащитник Борис Захаров. Он считает, что СБУ неформально сотрудничает со спецслужбами авторитарных стран, бывших республик СССР.

Борис Захаров

"КГБ до сих пор существует, СБУ сотрудничает с ФСБ и спецслужбами Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана и другими. Гражданин Нидерландов и бывший беженец Фикрат Гусейнов заметил слежку за собой в Украине, а ордер Интерпола на него появился уже после того, как журналист оказался в Киеве. Спецслужбы других стран работают через посольства и сотрудничают с СБУ для наказания своих диссидентов", – говорит Захаров.

Украина – не рай для беженцев. Ее воспринимают скорее как перевалочный пункт, временное место, где можно немного переждать, чтобы бежать дальше – в основном, в страны Европейского Союза. От этого особенно остро чувствуется: Украина пока – не та Европа, о которой мы так долго мечтали.